Подать заявкуГлавная//Результаты//Премия 2015//Номинация «Карьера»//Если есть цель и есть желание, то можно достичь всего

Если есть цель и есть желание, то можно достичь всего

Номинации для представителей СМИ

Престиж врачебной профессии во многом зависит от общественного мнения. А формирует его «четвертая власть» – средства массовой информации. Поэтому мы благодарны тем, кто публикует объективные материалы о деятельности врачей, и считаем этих людей достойными награды.

Номинации для медицинских работников

Молодые и опытные, столичные и провинциальные, педиатры и геронтологи, нас всех объединяет любовь к профессии и чувство долга. Сейчас у нас есть возможность выбрать самых лучших и поблагодарить за то, что они делают для всех нас!

Номинации для территориальных и профессиональных общественных объединений медицинских работников

В каждом регионе нашей страны зарегистрировано огромное количество профессиональных общественных медицинских объединений. Одни существуют лишь на бумаге, а другие реально работают для того, чтобы хоть немного изменить ситуацию в лучшую сторону.

Ей 30 с небольшим, а за ее плечами уже более 700 операций на сердце и более 300 – на венах и магистральных артериях. Врач высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук, доцент кафедры хирургических болезней факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов. Является одним из создателей современного модуля для проведения профилактических мероприятий в борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями для первичного медицинского звена. Она занимается подготовкой ординаторов Тюменской медицинской академии. Неоднократно являлась исполняющим обязанности заведующего отделением кардиохирургии №1 Тюменской областной клинической больницы (в штате отделения – около 20 врачей). С ее участием внедрены многие методы операций на сердце.

Это все о ней. О Лусине Арутюнян – враче Тюменской областной клинической больницы №1, попасть на прием к которой сегодня стремятся многие пациенты из области. Когда-то она даже не мечтала стать медиком, теперь не представляет своей жизни без медицины.

Лусине Амазасповна Арутюнян

Номинация «Карьера».
Лауреат Премии Национальной медицинской палаты.

– Я, действительно, сначала не думала о медицине. Это была мечта моего отца, он всегда хотел, чтобы я стала врачом, и я просто прислушалась к его совету. А когда в институте уже начались клинические дисциплины, я поняла – это мое, я нашла себя. В 2004 году с отличием окончила Тюменскую государственную медицинскую академию по специальности «лечебное дело», затем – ординатуру по общей хирургии, устроилась работать хирургом в Тюменскую областную клиническую больницу, спустя год прошла профессиональную переподготовку по специальности «сердечно-сосудистая хирургия». И сейчас занимаюсь тем, что, на самом деле, искренне и всем сердцем люблю.

– В сознании многих людей хирург – мужская профессия. Мир сердечно-сосудистой хирургии принял вас сразу?

– Поначалу было очень непросто. Мужской коллектив кардиохирургов постоянно задавал вопрос: «А что делает девушка в кардиохирургии?». А я чувствовала, что сил у меня ничуть не меньше, не меньше физической подготовки (для хирургов это важно), чувствовала, что я не устаю быстрее и раньше мужчин. И знаний не меньше.

Но такой же скепсис встречала и на всевозможных конференциях, подходили ко мне ведущие специалисты-кардиохирурги: «Зачем вам это надо? Сердечно-сосудистая хирургия – мужская специальность. Женщина-кардиохирург – и не женщина, и не хирург». Это были самые неприятные для меня моменты, но они же стали стимулом доказать, что если ты знаешь свою специальность, то никакие половые различия не важны. Самое главное – это трудолюбие, целеустремленность, решительность, нужно знать, чего ты хочешь, и любить то дело, которым ты занимаешься.

И я старалась, много занималась – врач обязан быть теоретически подкован, никто за него этого делать не будет, поэтому в любую свободную минуту читала научную литературу. Но все же главное – практика. Поэтому когда я устроилась в ординатуру, то брала бесконечные ночные дежурства. Сначала смотрела на операции, училась «глазами и ушами», потом начала ассистировать, затем мне начали доверять операции, и у меня стало получаться. К тому же, получилось так, что специалист, который выполнял операции по коронарному шунтированию, уволился, и осталась только я. К тому времени я уже достаточно пробыла ассистентом на таких операциях, и мне доверили выполнять их самостоятельно. И все получилось. Сейчас могу с гордостью сказать, что я – один из ведущих специалистов по коронарному шунтированию. В частности, под моим руководством впервые в нашей больнице выполнены операции коронарного шунтирования через мини-доступ и симультанные вмешательства (впервые в России выполнено коронарное шунтирование и резекция трахеи у больного с ИБС и стенозом трахеи).

И сейчас, когда я преодолела недоверие, доказала все на практике, когда многие пациенты приходят целенаправленно ко мне (несмотря на то, что я девушка, молодой специалист), когда я заслужила уважение коллег, уже говорю своим ординаторам: «Ребята, не нужно останавливаться, кто бы что ни говорил. Если вы чувствуете, что у вас есть любимое дело, есть желание, что у вас все получается – надо идти вперед».

– Неужели никто на начальном этапе карьеры не помогал?

– Конечно, помогали. У меня замечательные учителя. Мой первый учитель Сергей Михайлович Корней, суровый и требовательный, прошел многолетний путь европейской школы, за несколько лет совместной работы воспитал во мне ответственность, умение принимать решения и отвечать за них, правильно расставлять приоритеты.

Свою первую операцию я проводила в 2007 году со своим наставником Анатолием Ивановичем Клепаловым, основоположником сердечно-сосудистой хирургии в Тюменской области. Пациентка была экстренная, завотделением – в отпуске, опытный специалист-кардиохирург заболел, так что я и замещала заведующего отделением, и операцию проводила. Все прошло успешно, и мне очень помогло, что рядом был мой наставник, который в меня верил.

Нелаев Валерий Степанович, который сегодня заведует нашим отделением, поддерживал меня на пути моего роста. Это человек, который был всегда рядом, к которому можно было обратиться в трудную минуту, он всегда мог поддержать – и это придавало мне уверенности.

Я многим благодарна. И не могу не отметить наших главных врачей, которые никогда не ставили мне «палки в колеса», несмотря на мой молодой возраст. Проводится консилиум по сложным случаям: «Кто будет оперировать? – Я буду. – Оперируй». И для меня очень важно, что они мне доверяют, знают, что все будет сделано хорошо.

– Сегодня ваше имя уже известно в области сердечно-сосудистой хирургии, недоверие коллег-мужчин позади. А в период, когда приходилось доказывать что чего-то стоишь, никогда не опускались руки, не жалели о сделанном выборе?

– О выборе никогда не жалела. Но были другие тяжелые моменты. Сначала слишком эмоционально переживала за каждого пациента. В нашей профессии важно сохранять хладнокровие, иначе придешь к эмоциональному выгоранию, что отрицательно сказывается на качестве работы. Но это только в теории легко – отстраняться от проблем пациента, не реагировать на малейшее осложнение, не сидеть без надобности у его постели до глубокой ночи. А на практике мне пришлось этому учиться.
И, как любому начинающему, приходилось проходить через множество упреков, замечаний. В хирургии, особенно в большой хирургии, на операциях порой бывает, что на ассистента кричат, не всегда хирурги держат себя в руках. В первое время это непривычно и порой очень обидно, но потом ты осознаешь, что это нормально, что ты должен подстроиться под оперирующего хирурга. Это нелегко, но это закаляет. И все-таки сейчас, когда я оперирую, а мне ассистируют ординаторы, я помню такие моменты и стараюсь сдерживать себя, что-то даже «глотаю», чтобы не заставить своих ординаторов пройти через эти обиды.

– Вы занимаетесь научной работой, оперируете, преподаете, дежурите в Центре Медицины катастроф Как вы все успеваете?

– Это обычные рабочие дни. Конечно, совмещать преподавание с практикой мне легче, потому что мы с ребятами-ординаторами находимся на рабочем месте (у нас клиническая база на базе больницы), в течение дня лечим, оперируем, а после уже обсуждаем теоретические моменты. Вообще, при правильном планировании времени хватает на все – и на практику, и на науку, и на преподавание. Вот только на личную жизнь практически ничего не остается, но это нормально для нашей профессии. У нас, например, разные ординаторы: кто-то берет дежурства, пропадает с нами сутками на операциях. Есть и другие: пришли, отработали, что положено, ушли. Такие в сосудистой хирургии не остаются. Добиваются успеха только те, кто упорствует. Важно постоянно совершенствоваться. На каком-то этапе я, например, поняла, что не владею достаточными знаниями в системе здравоохранения, показателях и нормативах социально-медицинского обеспечения, программно-целевого планирования. И поэтому в 2011 г. окончила интернатуру по специальности «организация здравоохранения и общественное здоровье». Жизнь протекает насыщенно, а чем больше нагрузки – тем больше стимул.

– Вы не только оперируете больных, но и уделяете большое внимание профилактике сердечно-сосудистых заболеваний.

– Все мы хорошо знаем, что болезнь легче предотвратить, чем лечить. И когда ты уже можешь хорошо оперировать, то самое время задуматься и о том, как снизить количество сердечных заболеваний. Поэтому мне было интересно наладить отношения с первичным звеном, т.е. с поликлиниками – выявлять факторы риска, находить пациентов из группы риска. Разработали модуль для проведения профилактических мероприятий в борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями для первичного звена – на каком этапе куда обращаться пациенту, к каким специалистам, комплекс профилактических мер.

– У вас такая стремительная карьера, вы известны, к вам едут лечиться со всей области. Вы уже можете сказать о том, какое свое профессиональное достижение считаете главным?

– Я, прежде всего, хирург. Сейчас мне 34, и еще когда я обучалась в институте, в ординатуре, то мне казалось: чтобы начать оперировать, мне надо переступить 40-летний рубеж. Ведь на подготовку сердечно-сосудистых хирургов уходят десятилетия. Но уже сейчас я могу выполнять и выполняю все операции на сердце, которые делаются в стране.

– А какие планы на будущее?

– Не бывает предела совершенству. Хотела бы овладеть новыми методиками в сердечно-сосудистой хирургии. Еще не все операции, которые выполняются за границей, мы можем проводить здесь, но мы к этому идем – бесконечные командировки, обмен опытом. Конечно, хочу продолжить и свою научную работу – уже начала писать докторскую диссертацию. И очень важно, совершенствуясь в профессии, не потерять то доверие, которое сейчас испытывают ко мне пациенты. Нельзя обделить их вниманием, уделять им меньше времени.

И еще я чувствую в себе потенциал и для административной работы. Уверена, что смогу это совмещать с моей практической деятельностью.

– А чем привлекает административная работа?

– Я решительная. Умею принимать решения и отстаивать свою точку зрения, мои коллеги в большинстве своем со мной соглашаются. И мне нравится все время привносить в работу что-то новое, как с точки зрения методологии, так и с точки зрения организации. Я и на старте своей карьеры замещала заведующего отделением. Сначала было сложно, некоторые старшие коллеги ревностно воспринимали ситуацию, но в ряде случаев, участвуя в разных врачебных комиссиях по поводу выявления и ликвидации врачебных ошибок, мне приходилось отстаивать права и защищать своих подчиненных. Мне стали доверять. Я чувствую в себе силы и готовность к непростым ситуациям.

– Ваш пример построения карьеры может стать образцом для многих. Что бы вы посоветовали молодым коллегам, начинающим путь в профессии?

– Не нужно идти в медицину, если вы не чувствуете в себе призвания, если начали учиться и поняли, что это не ваше – уходите. Но если после первых курсов вы понимаете, что готовы стать доктором, то будьте готовы стать им независимо ни от чего – ни от финансирования в отрасли, ни от того, насколько скептично к вам относятся коллеги.

Но и администрация лечебных учреждений со своей стороны должна поддерживать молодых специалистов, стимулировать их к дальнейшему развитию. Скажем, приходит молодой врач, начинает работать, видно, что глаза у него горят – можно направить его на обучение в федеральный центр, чтобы он там поучился, увидел всю нашу большую сердечно-сосудистую хирургию.

Российская медицина в последние годы стремительно развивается и практически ничем не уступает европейской. Сегодня в нашей клинике есть все необходимое оборудование для выполнения самых сложных операций, освоены самые новые методы. Так что врач, если есть цель и есть желание, может достичь всего.

Если же молодого доктора привлекает заграница, то надо поехать и поучиться там, взять те навыки, которые есть у зарубежных коллег, а потом вернуться. Я сама в течение месяца обучалась операциям на работающем сердце у их всемирно известного основоположника – Поль Сержанта, в Бельгии, затем в течение 2-х недель – в Берлине. Я бы тоже не хотела сидеть в четырех стенах, ничего не видеть, ничего не слышать. Но остаться работать за границей я бы не хотела. В России работать комфортнее, и все условия для работы есть.

При поддержке

Новости Все новости

В этом году Премия будет вручаться уже в четвертый раз. Сегодня это престижнейшая награда в отрасли. На четвертый год своего существования Премия Национальной медицинской палаты стала не только символом признания заслуг и успешности работы медицинских работников, журналистов и общественных организаций, но и возможность обозначить самый широкий спектр проблем в здравоохранении, а также консолидировано найти способы их решения. Не случайно в этом году премия пройдет в рамках масштабного Конгресса «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения», который проводится совместно с Минздравом России.

14.10.2016

Врачи с большой буквы. Кто получил премию Национальной медицинской палаты

02.10.2016

Награждены победители конкурса на Премию «Национальной Медицинской Палаты»